Оксана Прайд
...мы не деремся ради славы... (с)
Интересно, в чем измеряется время, когда расстаются друзья?
В песчинках, просочившихся сквозь узкую горловину песочных часов? В делениях циферблата, по которому бежит непокорная стрелка? В несказанных словах и ненаписанных письмах?
А, может быть, в закончившихся сказках?..

-Нет уж! - фыркнула Оксана, помотав головой и отогнав наваждение. - Сказки - заканчиваются, тоже мне придумали! Чудеса нужно делать своими руками! Да и вряд ли есть такая сказка, от которой можно добровольно отказаться. Даже от очень страшной - никак.
Негромкий стук прервал размышления девушки. Она повернула голову на звук и увидела большую сову,сидящую на подоконнике. Птица требовательно стучала клювом в стекло, прося, чтобы ее немедленно впустили.
-А, Афина! - Оксана легко вскочила с кресла, пересекла комнату и распахнула окно. Недовольно ухнув, сова влетела в комнату вместе с порывом холодного зимнего ветра. Она всегда считала свою хозяйку крайне нерасторопным существом.
Колдунья поежилась и закрыла створки окна.
-Не ворчи, - приветливо улыбнулась она Афине, отламывая большой кусок совиных вафель из упаковки. - Для тебя будет работа, так что лучше отдыхай.

Афина снова заухала, что можно было расценить и как немедленную готовность вылетать по делам, и как решительный отказ от какого-либо дела, но тем не менее, прикрыв глаза, продолжала следить за своей хозяйкой.
Оксана же подошла к письменному столу, вынула из ящика чистые листы, затем - склянку особенных, темно-бардовых чернил, нечаянно заколдованых еще в школе, на уроке Заклинаний, и присела на стул. Нужно было собраться с мыслями, которые - впрочем, как и всегда, - у Оксанки были заняты чем-то не тем.

Перо замерло над бумагой, а затем принялось расписывать ее гладь темно-бардовыми волнами строчек...